Tuesday, January 21st, 2014

motorrr_family: (крепость)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lagushka в Вот оно, точно.
Всем или большинству, наверное, родителям знакома такая ситуация, когда ребенок будто специально доводит, тянет жилы, нарушает запреты, веревки вьет и смеется в глаза, будто провоцирует на ор и насилие. И после шлепка вдруг успокаивается, как будто только этого и добивался. Вот, наверное, это тоже про контроль и пофигизм. Это тот же пофигизм от избытка контроля, который берет на себя ребенок.
Если я не могу контролировать какое-то дело, я от него отказываюсь, страх неудачи так велик, что я боюсь даже пробовать. Я говорю: а мне все равно, что у меня не получится, и заваливаю еще все специально: специально толкаю, специально падаю, специально валю. Но это тоже контроль: я сама завалила это из страха, что мне не удастся. Что я получила? Иллюзию того же полного контроля: не удалось все, потому что я не особо хотел (дети тоже часто так делают, что не на шутку раздражает взрослых: не ври! ты просто боишься проиграть! нужно уметь признавать свои неудачи! ты делаешь все кое-как, чтобы тебя просто об этом не просили! - не с того, конечно, эти взрослые начинают).
Итак, отказываясь от удачного исхода, от попытки добиваться удачного исхода, я получаю иллюзию контроля. Этот контроль для меня важнее успеха, важнее удовольствия и положительных эмоций. Важнее всего. Без преувеличения.

А вот для детей не так же ли? Когда ребенок таки раскручивает родителей на ор и на насилие, зачем он это делает? Он получает чувство, что он контролирует ситуацию. Родители поступают так, как он их заставляет поступать. И мне пофигу (простите), что вы меня ударили, что вы на меня орете, потому что вы под моим контролем. Я ешаю, что вы со мной делаете, вы мне подчиняетесь, я вас заставляю бить и кричать, и вы кричите и бьете.
Но что такое это потребность в контроле? Это страх и слабость и страх признать свою слабость, это желание любой ценой скрыть свою слабость и показать свое могущество. И страх оказаться внутри своего мира самому, страх внутренней свободы и свободы выбора. Они заставляют родителей нарушать их границы, ломать их стены, они заманивают родителей на свою территорию, они заставляют их врываться к себе в дом и там наводить свой порядок, заставляют все за них решать. Ребенок на самом деле отказывается быть хозяином в своем доме (хотя ему это по силам, но он боится и заставляет родителей нарушать его границы, убеждается в том, что границы проницаемы, что родители и внутри его пространства будут что-то решать). Если ты стремишься контролировать других, значит ты их хочешь захватить, чтобы они вошли к тебе и силой, контролем заставили тебя подчиниться им. Если ты хочешь контролировать снаружи, значит ты боишься решать и принимать решения внутри, на своей территории. У тебя просто мало такого опыта (уж не знаю почему: потому ли, что только узнаешь про то, что там у тебя внутри и страшно, или потому, что с детства твои границы нарушали и хозяйничали у тебя, не дав разобраться в своих внутренностях и обстановке внутри). У тебя мало опыта оказываться в одиночестве в своем безопасном доме, в своей пещере с надежными стенами, в своей утробе, в своих берегущих берегах, в своих защищенных границах. Ты не знаешь, что делать, когда тебе никто ничего не указывает. Ты можешь только сопротивляться и бороться, а опыта, когда ты сам с собой в себе, и вокруг безопасно, и стены прочны, и можно изнутри что-то самому решать, когда берега прочны, а внутри свобода, такого опыта слишком мало, чтобы не бояться.

В общем вот. Эти все ребенкины провокации - это признак того, что у него появляется внутреннее, свое пространство, появляется своя внутренняя свобода, и ему с этой свободой страшно. Это первые признаки отделения. У ребенка появляется своя внутренняя жилплощадь, а жить одному ему еще страшно. И он доказывает родителям и себе, что дверей у него нет, что свободы у него нет, и ответственности у него нет, а контроль над родителями - есть. Родители придут на его территорию и все сделают за него. И думаю, что в этот период стоит особенно отслеживать свое раздражение и следить за соблюдением того, что касается вас (родителей), а что не касается, и что касается ребенка, а что не касается: нет, тут наша территория, это наша вещь, ее портить не дам (смотреть, чтобы ребенок не нарушал границы родителя), да, пожалуйста, похнычь, если тебе проще, сколько хочешь, время есть, я подожду (даже если хныканье противное и неестественное) (тут за собой следить и не переходить его границу и не ломать его стену). Тут раздражение - показатель. Где раздражение - там нарушение границ. Тут надо смотреть. Если раздражаетесь, значит ребенок затащил вас на свою территорию и пытается заставить вас контролировать и решать за него то, что он должен решить сам. Ему нужно показать, что свобода не страшна, что его решение прекрасно тем, что оно его, что можно пробовать разное: и правильное, и неправильное на своей территории, и что вы не нарушите его границу. Это первая его самостоятельная работа: вместо того, чтобы контролировать поведение родителя, оказаться в одиночестве в своем русле и почувствовать свое течение, при этом понимая, что берега никуда не денутся.

И да. Поэтому и дети из детских домов так провоцируют приемных родителей, что им необходим этот контроль и они не понимают, что делать с внутренней свободой.

Свобода очень пугает. От нее кружится голова и подкашиваются ноги. И свободу без любви не осилить.

П.с. И еще, вот. Позвала есть обед. Не идет. Вообще-то он взрослый дядя. Но я подбешиваюсь. Мне нужно, чтобы шел, раз я позвала. Начинаю себя успокаивать: ну ничего, если не съест, ничего с едой не случится, разогрею ее на ужин, например. Но чувствую, не то. Потом понимаю, что нужно думать не про еду, а про него. Перестать волноваться не по поводу того, что еда пропадет, а по поводу того, что он без моего контроля не поест. Ну не поест и не поест. Он сам в состоянии решать, нужно ему есть или нет, и мне в общем, не жалко приготовить, даже если и не съест. Это его выбор. Его территория. Не моя. И все. И отпустила. Вот мысли про то, что еда не пропадет - это был пофигизм (наплевать мне, что он не поест, на него, и за еду, ладно, тоже не переживаю), это про контроль: ах он не идет, такой-сякой! я тут готовила, а ему наплевать! и пропадет же еда! сейчас остынет, а он остывшее не съест! ну и ладно, что не съест, мне не надо беситься, на вечер оставлю, раз он такой, и наплевать). Вот это про манипуляции: ешь, потому что я готовила и потому что может испортиться. А что там какие на самом деле у тебя потребности не важно: сказал, что будешь, - должен есть! И это контроль и заставление другого действовать не так, как ему нужно, в ущерб себе из-за каких-то абстракций. Это то, чему требуешь, чтобы подчинялись другие, потому что требуют этому подчиняться тебя. Но позволяя другому принять свое решение и одобрив его в любом случае, поверив в то, что он в состоянии принять правильное для него решение самостоятельно, одновременно освобождаешь и себя. И это важно со всеми: и со взрослыми, и с детьми.

motorrr_family: (крепость)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lilidiya в коли можна бити?
Originally posted by [livejournal.com profile] hrrr_miau at post
це я собі, на пам"ять


motorrr_family: (крепость)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lilidiya в Это пипец ...
Originally posted by [livejournal.com profile] lookout_life at Это пипец ...
Самое жарко место в Аду уготовлено для тех, кто в пору морального упадка сохраняет нейтральность...

Я как волонтер медик отбывший двое ночей на Грушевского в опорном медицинском пункте ненавижу всех кухонных философоф-мыслителей. Сидя на кухне и жалуясь как плохо живется в стране но при этом ни хрена не сделав для каких то изменений - даже не выйдя на Майдан находят для себя оправдания своей бездеятельности.
Я редко ругаюсь но за эти два дня в сторону ментов и таких вот нейтралом-пацифистов было сказано очень много мата.
Почему?
Потому что я видел как женщина в спину была нашпигована шрапнелью, я видел тех двоих голых строителей которые были обстреляны и выброшены на улицу, я видел поврежденные глаза дедушки и ампутированную руку парня. Потому что каждые 5 минут в опорный пункт приносили полу безсознательное тело которое было нашпиговано картечью, я сам прочувствовал действие перечного газа на своем лице и проблевался стоя на коленях с жжением лица.
Я видел журналиста которому прострелили голову.
Я видел больше крови чем за свои 30 лет!!
То что показывают по телевизору то все херня в жизни там все по другому, более кровавей и безнадежней - мы не можем отправлять пострадавших в больницы - их сразу же сдают ментам.
Но все мы были очень обрадованы и в голос ржали когда получили смс
" Уважаемый абонент, вы зарегестрированны как участник массовых беспорядков!" Это только доставило нам позитива и поводов для шуток. Мы держимся, мы становимся организованней и слаженно работаем. Для нас отравление газом уже как дезодорант для рта.
Но мы говорим спасибо всем людям которые подносят нам перевязочный материал, выносят мусор, убирают и поят нас горячим чаем.
Кухонные философы, мы плохо стоим за вас на Майдане!!!
Страна не изменится БЕЗ ВАС!!!!
Скоро нас всех разобью и посадят а вы и дальше будете выговариваться на кухне о том как все плохо и страна у нас гавно, это вы у нас гавно!
Гавно которому некогда, которому на работу, на учебу, жена не пускает и вообще нет плана и действий а вот когда будет план и действие то вы же сразу же придете. Ни куда вы не придете. Вы и дальше будете сидеть в своих уютных жжечешках и будете на кухне вести интеллектуально-политические диспуты. Вам блять смелости не хватает прийти и что то сделать.
А 16 летние девчушка и бабушка пришли и говорят "давайте я вам пол помою и сварю вам чая" .
А Вы дальше сидите на кухне или на работе за компом и размышляйте как же все плохо и ничего не изменится. Вы не изменитесь.
Я все сказал, я спать и снова на дежурство.

motorrr_family: (крепость)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] govori_slushai в Ещё про ошибки.

Сохраню на память чудесную фразу от сэра Макса:
Никак не могу привыкнуть к тому, что всегда все делаю правильно. Даже когда ошибаюсь.


motorrr_family: (крепость)
Цитата

Детские переживания сильнее, чем взрослые. Мир обернут к ребенку лицом, и его не обойти ни справа ни слева. С течением жизни впечатления разворачиваются к нам торцом и мы проходим
мимо них, стремясь к различным целям, чаще всего бессмысленным. Гоголь описывает жизнь
взрослого человека с психологией ребенка. И мне, ребенку, было странно несоответствие , которое
я, конечно, не мог тогда осознать. Оно, видно, очень сильно подействовало, но я тогда бы не смог
об этом никому рассказать, поскольку мышление было на уровне двенадцатилетнего, а чувства --
они ведь сильнее мышления. Их нельзя объяснить, поэтому они -- сильнее. Именно по этой причине я вряд ли смогусформулировать до конца, что хотелось бы выразить в фильме. Наверное, чувство
стыда: нам вообще всем должно быть друг перед другом стыдно. У каждого человека в душе есть
что-то такое, за что ему стыдно и о чем он хочет рассказать. Или ему бывает за другого стыдно. Мне кажется, что "Шинель" вызывает чувство стыда. Стыда за то, что один человек не хочет понять чувства другого, переживания другого. И вдруг, когда он их понимает, ему становится
стыдно за свою собственную жизнь. Чувство собственного преувеличенного достоинства,
самонадеянности, собственного превосходства на самом деле не возвышает человека, а
рассыпает. В пыль, в порошок. Хотя его тело продолжает быть, разговаривать, потреблять пищу,
наслаждаться властью. И в тот момент, когда пробуждается чувство стыда за свою фальшивую
жизнь, за то, что ты когда-то оскорбил другого человека, который был меньше тебя, менее значителен, в этот момент ты растешь как личность. Тут дело даже не в том, что вот я кого-то
оскорбил. Конечно, у каждого из нас полным-полно грехов, и нужно помнить, что они есть и в твоей
жизни. И что ты раскаиваешься в этом. Вообще это очень сложное состояние -- стыда за что-то. Тебе, к примеру, может быть стыдно за то, что на твоих глазах взрослый человек ругает своего маленького ребенка, и ты
понимаешь, что ребенок беззащитен и не может ответить тем же, поскольку еще маленький. И в
нем копится оскорбление от взрослого человека, и в этот момент происходит что-то страшное,
поскольку у ребенка нет возможности растворить непосильную тяжесть. Или изжить ее из себя, как
это делает любой, с нашей точки зрения, слабый человек. Но в этот момент, как мне кажется, тот,
кто чувствовал себя сильным, господином ситуации, на самом деле разрушает себя. И кроме того, он воспитывает в другом, зависимом от него человеке возмездие. И тот, другой, когда почувствует
свою силу, он отдаст, возвратит ее кому-то еще, но уже в тройном, четверном размере. Так что
унижающий растит будущую месть в униженном.

December 2014

S M T W T F S
  12 345 6
78910 11 12 13
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags