Tuesday, March 18th, 2014

motorrr_family: (крепость)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] lagushka в Про границы (личные)
Читала про женщину, разбившую алебастровый сосуд с дорогим маслом и помазавшую ноги Христу. На нее все стали ругаться: Что ты делаешь, могла бы продать и раздать нищим, а ты, вон, разбила и потратила!
Вот я читаю и понимаю, что люди эти делают что-то не то, когда осуждают ее поступок. Но не сразу понимаю, что не то делают, вроде правильные вещи говорят. Есть у тебя масло, не нужно оно тебе - продай, раздай деньги бедным...
А вот и нет. Вот что не то в их словах. Масло ее. И она им распоряжается, она выбирает, что с ним делать. Они, давая ей советы, что ей надо было делать с ее маслом, переходят границы. Делают это масло всеобщим. И рассказывают, как надо было этим маслом распорядиться. Это зависть. Дорогой сосуд, дорогое масло, а она не понимает, разбила... Из этой зависти они не видят, Кого она помазала этим маслом.
Вот тут ошибка: Есть у тебя масло, не нужно оно тебе - продай, раздай деньги бедным.
Оно ей нужно было. Оно ей нужно было, чтобы так выразить свою любовь. Она выбрала самое дорогое и не выбросила ведь, она помазала Ему ноги. Как Он сказал, подготовила Его к погребению. И Христос принял это дорогое масло от нее. Согласился с тем, что продать масло и раздать его нищим было бы меньшим поступком, чем поступок этой женщины. Она, да, совершила вечерний ритуал, подготовила Его к смерти.
И после этого поступка и после этого принятия Христом этого поступка Иуда решает предать Христа. Это зависть. Разве человек может стоить столько? Разве может он спокойно принимать то, что разбили дорогой сосуд с дорогим маслом и мажут ему ноги? Человек не должен стоить столько. Тратить дорогое на человека - это глупость, а Он защитил эту глупость. И Иуда идет доказывать, что человек не может дорого стоить. И продает за тридцать серебреников.

И все же я про эту женщину и про ропщущих на нее. И про то, что такое хорошо, а что такое плохо.
Вот я могу знать, что такое хорошо. Но я не могу приходить в дом другого и переставлять мебель на свое усмотрение, потому что это по моему мнению хорошо.
Я не могу другому говорить, что ему делать со своей жизнью.
Все наши взаимодействия друг с другом происходят на нейтральной территории. Должны, во всяком случае, там происходить. Если мне нужно переставить мебель, я иду на нейтральную территорию, нахожу там специалиста по перестановке мебели и прошу мне помочь. И тогда он приходит и говорит мне, куда по его мнению что лучше переставить, и я переставляю, если соглашаюсь. Потому что жить в этом доме мне, а не ему, поэтому его представления о правильном тут не главные. Они сработают, если я соглашусь, что мне тоже так удобно. В своем доме я делаю все так, как удобно мне.
Сосуд был ее. Иисус тоже был ее Бог. И никому не следовало вмешиваться в ее отношения с ее Богом.
Вмешалиь они потому, что усвоили внешнюю заповедь про "раздать нищим" и пошли с ней к женщине в дом. Но первая заповедь другая,и она в это время исполняла ее. Своим маслом.
Нет такого, что все правы и могут быть разные точки зрения на вопрос. Есть правильные поступки, а есть неправильные. Ее поступок был правильный. А поступок упрекающих ее - неправильный.

December 2014

S M T W T F S
  12 345 6
78910 11 12 13
14151617181920
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags